Премия Рунета-2020
Пенза
-3°
Boom metrics
Политика18 января 2023 8:54

В гости на радио «Говорит Москва» пришел доцент МГИМО МИДа России Иван Тимофеев

В беседе с Евгенией Волгиной программный директор Российского совета по международным делам поделился видением перспектив санкционной политики против РФ, особенностях контрсанкционной стратегии России
Виктор ВИКТОРОВ
Фото: Пресс-служба Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Фото: Пресс-служба Международного дискуссионного клуба «Валдай»

Е.ВОЛГИНА: К нам пришёл Иван Тимофеев - программный директор Российского совета по международным делам, кандидат политических наук, доцент МГИМО МИДа России. Иван, здравствуйте.

И.ТИМОФЕЕВ: Здравствуйте, Евгения.

Е.ВОЛГИНА: Так как Иван у нас считается главным публичным специалистом по санкциям вообще в Российской Федерации, соответственно, про санкции мы с вами и будем говорить.

И.ТИМОФЕЕВ: Я бы сказал, что наиболее радикальные меры против нас уже ввели в 22-м году: это экспортный контроль, это блокировки наших финансовых институтов, заморозки наших резервов, и прочее и прочее. Мы всё хорошо это знаем. Эмбарго на поставки нефти, потолок ценовой и так далее. И у нас есть психологическая какая-то… компенсаторный какой-то механизм: мы ждём наступления нового года и думаем, что всё плохое останется в прошлом году. Это не тот случай. То, что введено, никуда не исчезает, оно продолжает действовать. Поэтому эффекты от того, что введено, будут дальше накапливаться. Но вот пространство для нового - оно есть, но его меньше.

Е.ВОЛГИНА: А по старому самое главное? Мы говорили в середине прошлого года, что была задача у европейцев, у американцев совершить блицкриг такой санкционный в отношении России: много санкций ввели, мы не справились, развалились, и всё. А в итоге этого не вышло. И правильно ли я понимаю, что они переходят к практике постепенного удушения? О’кей, не через блицкриг, но всё равно у вас очень много проблем будет накапливаться.

И.ТИМОФЕЕВ: Да, они так и говорят об этом на уровне публичном и не публичном. Я бы сказал, что это такой консенсус экспертов и их политиков, чиновников в том, что да, не удалось повлиять на Россию, на её политический курс - тут даже обратное влияние, он стал ещё более жёстким и более уверенным, я бы так сказал, - но ущерб есть, и они этим ущербом легитимируют правильность своей политики. И США, и ЕС. Да, исходят из того, что этот ущерб будет накапливаться…

Е.ВОЛГИНА: У нас есть довольно распространённая точка зрения, что постепенно экономика России под воздействием санкций, вообще сама страна, будет «иранизироваться» - от слова «Иран»…

И.ТИМОФЕЕВ: … Нужно с очень большой осторожностью эти сравнения проводить... Но о чём говорит иранский опыт? Он говорит о том, что четыре десятилетия жизни под санкциями тормозят экономику и вредят ей, но мы видим, что в целом ряде отраслей Иран добился очень впечатляющих результатов: и в ракетостроении, и кое-где в машиностроении, сельское хозяйство вообще создали с нуля фактически.

У России гораздо более внушительные заделы - и промышленные, и научные, и компетентностные, и так далее. Вопрос в их управлении, вопрос в том, что последние 30 лет мы встраивались в глобальную экономику, и наша экономика просто была другой. Она базировалась на предпосылке о том, что мы часть этого глобального мира. Сейчас мы этой частью перестаём быть, уже фактически перестали. Этот процесс необратимый. Нам придётся жить с суверенной экономикой, учиться этому.

Е.ВОЛГИНА: Наш слушатель спрашивает: а думают ли западные «благодетели» о последствиях для самих себя? Их аналитики как-то высказываются об этом или же нет?

И.ТИМОФЕЕВ: Палитра мнений там на самом деле разная. Есть одна точка зрения, что западная экономика - и ЕС, и США - в целом достаточно внушительна, у неё большой запас прочности. Да, можно говорить о долге большом у американцев, но американцы контролируют практически все ключевые технологии. Они держат их в своих руках. То есть запас прочности в этом плане у США очень большой, и плотность экономики очень большая, ёмкость рынка очень большая.

Более того, там гипотеза, имеющая под собой основание, что для тех стран, которые мы считаем потенциальными революционерами на международной арене - Китай, Индия и так далее, - так вот там, на Западе, считают, что они для этих стран привлекательны. Смотрите: индийская диаспора, индийско-американские экономические отношения очень плотные; американо-китайские отношения экономические, несмотря на все противоречия, несмотря на всю эту геополитику, тоже очень плотные. Поэтому о разрыве Запада и «незапада» пока речь не идёт.

Е.ВОЛГИНА: Каковы признаки того, что возможность для политики именно санкционного давления в целях достижения своих политических и экономических целях, она конечна, и это не безграничный потенциал?

И.ТИМОФЕЕВ: …Я ещё раз говорю, что все основные неприятные вещи были сделаны уже в прошлом году. И проблема даже не столько в том, что новые будут появляться, а в том, что старые будут продолжать действовать.

В десятом пакете постараются сделать что-то более или менее заметное. Да, расширят список заблокированных лиц, это приложение 1 к 269-му регламенту ЕС 2014 года. Я думаю, где-то экспортный контроль увеличится, я думаю, что, может быть, появятся какие-то новые ограничения в отношении наших системообразующих предприятий.

Е.ВОЛГИНА: Слушатель наш говорит: это уже не санкции, а военные действия в сфере экономики.

И.ТИМОФЕЕВ: Ну, санкции - это инструмент принуждения во внешней политике, это инструмент давления, выкручивания рук, если по-простому говорить. Это инструмент подрыва потенциала страны-мишени, но не военным путём.

Но я не думаю, что именно в наших отношениях с НАТО, с Америкой той же, санкции с нашей стороны послужат причиной для каких-то военных действий против этих государств. Я бы не исключал сценарий эскалации такой, но на Западе, и в США прежде всего, всё-таки очень боятся сценария этой эскалации, потому что есть ядерный фактор, и если они потеряют контроль над этой эскалацией - они этого боятся, - то будет плохо всем.

Е.ВОЛГИНА: К вопросу о том, что ситуацию вокруг санкций против Российской Федерации многие как раз трактовали как возможность для России обратить как бы политически и геополитически это себе на пользу, привлекая другие государства.

И.ТИМОФЕЕВ: Да, в теории это правильно. Так и надо делать.

Е.ВОЛГИНА: Там саудиты, те же самые китайцы, Индия.

И.ТИМОФЕЕВ: Да, и с Китаем, и с Индией, и со многими другими странами нужно выстраивать эти отношения, другого пути нет. На деле это непросто. Сказать намного легче, чем сделать, потому что бизнес довольно нервный. Допустим, если вы берете условно индийскую компанию, контрагента «Х», он говорит: да, моё правительство не присоединилось к санкциям, но… ну и что? Мне же никто не звонит из Дели, не приказывает с вами работать. Это моё право, а не обязанность. А я вот не хочу подставляться, я не знаю, будет меня преследовать американский Минюст или не будет, мне нужно тратиться на экспертизу. Мне проще просто с вами не работать. Либо они это как манипуляцию используют: хорошо, да, вы всё поняли, такие риски у меня, и цена будет вот такая. Скидка ваша будет 80%, условно.

…Так, несколько сообщений от наших слушателей. «Запад изымает 300-400 миллиардов, потеряет активы на 500 в нашей стране. И этого мало, будет нанесён удар по инвестиционной активности, и результаты тоже непредсказуемы. А самое главное - как из этого будут выкручиваться частные крупные институты с Уолл-стрит, куда вложены эти деньги».

И.ТИМОФЕЕВ: Начну, наверное, с Уолл-стрит. Там по поводу России не думаю, что переживают очень сильно. Там переживают сильнее гораздо о том, что этот санкционный маховик встревожит избыточно тех, кто доверяет американской финансовой системе в крупных экономиках, потому что, по их мнению, российская экономика и особенно финансовая система глобально небольшая. А вот Китай, Индия и целый ряд других — это уже серьёзно. И вот если они испугаются, это будет для них гораздо хуже.

И эти опасения там были задолго до СВО.

Е.ВОЛГИНА: Давайте пару звонков примем. 7373-94-8. Давайте вас послушаем. Здравствуйте. Про санкции вопросы ваши.

СЛУШАТЕЛЬ: Здравствуйте. Виктор Михайлович.

Е.ВОЛГИНА: Пожалуйста, да.

СЛУШАТЕЛЬ: Иван, проясните, пожалуйста, нашли ли все наши замороженные 300 миллиардов долларов стабилизационного фонда? Есть ли какие-то шансы что-то такое вернуть к нам путём компенсаций или других нестандартных решений?

Е.ВОЛГИНА: Спасибо.

И.ТИМОФЕЕВ: Я думаю, что такие шансы крайне низки. Крайне низки. Это же речь идёт о государственных резервах, это деньги нашего государства в данном случае. Есть же замороженные резервы, есть замороженные активы отдельных лиц подсанкционных, прежде всего, - физических лиц, юридических лиц.

Вот что касается этих лиц - в теории, если какое-то лицо вдруг (опять же, шансов на это очень мало) исключается из списка заблокированных лиц подсанкционных, оно может какие-то свои активы… что-то с ними сделать.

Но что касается именно государственных резервов, то, с учётом уровня наших отношений сейчас с Западом и с ЕС и ухудшения этих отношений, мы, конечно, их не увидим. Нам просто не отдадут эти деньги.

Е.ВОЛГИНА: Иван Тимофеев был с нами - программный директор Российского совета по международным делам, кандидат политических наук, доцент МГИМО. Спасибо большое, Иван. Ждём вас снова.

И.ТИМОФЕЕВ: Спасибо, Евгения.

(Полную стенограмму интервью читайте на сайте радиостанции «Говорит Москва»)

ИнтересноеНовости #govoritmoskva