Общество

Сезон охоты

… А жизнь продолжается. Ни оттенки политических страстей, ни набегающие волны напасти вовсе не отменяют сути бытия
Дмитрий и его боевой пес

Дмитрий и его боевой пес

Фото: Виктор ВИКТОРОВ

На тропе матерый лис

Не первый год на дальнем кордоне в Рязанской области, куда по традиции мы ездили на охоту, кабан практически исчез. Приятель и вовсе стал называть такие вылазки «Зарницей».

Но раздавался телефонный звонок егеря, и все сомнения исчезали, а походный рюкзак готовился к выезду. В конце сентября еще не убранная кукуруза все чаще стала выманивать в поля кабанов-одиночек, и даже небольшие семьи.

Уже совсем стемнело, когда с выключенными фарами пробираемся на «Ниве» по полевой грунтовке. Время от времени останавливаемся и Евгений в тепловизор, а я в прицел ночного видения обследуем окрестности.

- Есть! – егерь показывает направление. Один чернеющий силуэт и впрямь перемещается у кромки леса метрах в трехстах. Вот он исчез в остатках неубранных на поле колосьев, снова появился.

- Ветер не наш, - сетует Евгений. Ветер дует в сторону леса, а значит, прямой подход от машины исключен.

У перемещающегося зверя обнаруживаем длинный хвост. И понимаем, что это крупный лис вышел поохотиться. Вскоре появилась и лиса. Она явно изящнее выпрыгивала почти вертикально вверх, прежде чем прихлопнуть очередную полевку.

Снова в машину, отправляемся на другое поле. Сидя в открытом кузове переделанной в некий десантный вариант «Нивы», вижу наплывающую в пол горизонта волну тумана. Ветер тянет ее к нам. Останавливаемся у примеченной еще днем натоптанной тропы выхода из леса косулей в надежде, что они не пропустят время ужина.

Нагнав на округу туман, ветер, как нарочно, стих. Мы отправляемся на базу.

Охотничий спаниель - пацифист

Наутро с Евгением, его сыном Димой собираемся на большой пруд, его уже давно облюбовали местные утки, останавливаются пролетные. Еще раньше самих охотников к «боевому выходу» были готовы собаки. Предвкушая предстоящую работу, они радостно носятся по двору. Те же люди. Только лучше.

Дима сравнительно недавно завел свою собаку - российского охотничьего спаниеля. Порода подсказала и имя – Рос, милая мордаха. На дебютной для себя охоте, куда с большим желанием Рос увязался за мужиками с ружьями, после первого же выстрела тихо удалился домой. А потом, радостно виляя хвостом и виновато поглядывая, первый встречал вернувшихся с добычей охотников.

Так Дима выяснил, что у его друга, рожденного, как охотничья собака по пернатым, пацифистский характер.

- И что? – спрашиваю Диму.

- Любить его в семье, из-за этого, мы меньше не стали.

На пруду с Евгением встали на номера. А Дима в забродниках с противоположной стороны, вместе с дратхаром отправился в нашу сторону, поднимая по пути уток.

Лениво взлетали с воды пары отяжелевших к осени кряковых. Юрко, что стая воробьев, с виражами и неожиданными уклонами от «перемены вектора тяги» уходили от зарядов дроби стаи чирков.

По рации звучат доклады:

- Первый стрельбу закончил!

- Второй стрельбу закончил.

Смахивая сапогами веером утреннюю росу с высокой травы, под пригревающим солнцем идем к машине.

Секач вышел на поляну

Давно пропавший во многих охотхозяйствах кабан почти отучил от частых поездок в угодья. Вот и этим прохладным осенним днем, уже в Пензенской губернии отправляясь вчетвером на охоту, решаем взять лишь один карабин.

На свой Blaser Роман снарядил ствол 243 калибра. Как и полагается, сначала пристрелка. Нарисованную на фанере мишень отнес метров на 60, и стал делать пробные выстрелы. Первый – проверка, второй… Непонятно – есть ли попадание.

Наверное, промокшая под дождем фанера быстро скрывала крошечное пулевое отверстие. Промахов быть не должно. Со времен службы начальником пограничной заставы это было проверено не раз. Вот и сейчас, отчаявшись, рядом с фанерной мишенью установил кирпич на торец. Громкий звук выстрела скрыл хлопок от разлетающегося в пыль кирпича.

Пора в лес. Пока едем на Уазике, совсем уже стемнело, зарядил дождь. Оставив в стороне машину, осторожно пробираемся к добротной охотничьей вышке. И уже на подходе егерь Юра определяет в тепловизор – зверь вышел на поляну.

Шелест дождя скрадывает звуки и, не спугнув секача, мы осторожно поднимаемся на вышку. Поочередно всматриваемся в накрывшую округу темень. И яркое пятно в тепловизоре с непонятными очертаниями.

Юра осторожно поднимает вверх откидное окно.

Фото из архива участников охоты

Фото из архива участников охоты

Роман на месте стрелка настраивает прицел ночного видения, который темной безлунной ночью без включенного инфракрасного фонаря, лучше называть прибор смутного угадывания силуэта. Мы с Сергеем, в качестве болельщиков, сидим в сторонке.

- Стрелять только в голову, - шепотом повторяет Юрий фразу, уже не в первый раз. Еще в машине он объяснил, что неподалеку болото. И если не положить зверя на месте, подранок может убежать в трясину. И без того проблематичный «добор» зверя без собак, станет и вовсе нереальным.

К тому же, если промах на охоте никогда не в почете, то попадание «не по месту» котируется в разы хуже промаха.

Признаться, после очередного напоминания егеря о стрельбе только в голову подумал: хорошо, что этот кроссворд по огневой подготовке сейчас будет решать Роман.

А он словно каким-то образом услышал мои мысли и переспросил: будешь стрелять?

В компании из четырех охотников вариантов для ответа не было - кабан в любую минуту мог помахать ручкой. Мы меняемся с Романом местами.

Включенный уже ночник помог отыскать на общем сером фоне чуть выделяющееся такое же пятно. Чтобы не спугнуть зверя, по совету ребят поднимаю ствол выше и, включив инфракрасный фонарь подсветки, плавно опускаю едва заметный ИК луч на пятно и отчетливо вижу два глаза – кабан смотрит в нашу сторону.

В следующее мгновение он повернулся и светится лишь один глаз. Стрелять нельзя. Говорю об этом, и на вышке зависает напряженная тишина. Минута и снова два глаза. Не тяну резину, навожу прицел, плавно на спусковой крючок – выстрел.

После короткой вспышки снова вижу замершего на месте секача.

- Есть! – фиксирует Юра.

Перезаряжаю на всякий случай карабин.

В ход идет припасенная фляжка.

- С полем!

Потом, в охотничьем доме с хорошо протопленной печью, конечно, вспоминались самые неожиданные истории на охоте. Юрий поделился наблюдениями о растущей в угодьях плотности популяций косули, лося. И, наверное, как большинство всерьез тревожащихся об увеличении поголовья охотоведов, добавил: если всегда охотиться по правилам.

Фото из архива участников охоты

Фото из архива участников охоты

Позже, чуть более часа по лесной дороге мы добирались до уютной усадьбы друзей Романа и родителей Сергея. На крыльце нас встретили милые и радушные хозяева Вадим и Юля. Их огромный увалень пес - тибетский мастиф Тавгай. Хозяин уже приготовил охотничий суп из косули. Сергей, поколдовав на кухне, вскоре принес поджаренную печенку с луком.

И снова истории, воспоминания.

За полночь, в уютной машине супруги Романа - Ольги, любезно согласившейся вывезти нас в город, в густом тумане мы осторожно пробирались в Пензу.